• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:58 

Как тонко, однако

Да тебе папаша нужен.

10:22 

И смех и грех.

То есть чапаев и пустота смех и синяки.

Чувство равновесия пьяного человека поражает: падая куда-то в сугроб (и лучше б в этот грёбанный сугроб), держать бутылку с порцией отравляющей радости так, чтобы в итоге упав на всё, что можно, включая задницу, колено, локоть, спину и голову не разлить ни единой капли.

Мораль: синька выветривается, а синяки болят. Трава зелёная, лужи мокрые, от холода текут сопли.

22:35 

И ещё раз о подопытных кроликах.

Кролики без траха. Жалкое зрелище.

16:36 

Свобода - это вам не афиша



Прикладываясь к холодному стеклу, в надежде уменьшить головную боль еду я на маршрутке в сторону области, дабы решить все эти сложные вопросы: какой краской покрасить ёбанную ванну, чтобы отразить все нюансы личности хозяина... "владельца", к слову, звучит как-то лучше. А ещё за клейкой бумагой и шоколадками.
Лирически отступая: я в ужасе от огромных гиппермаркетов размером с небольшой провинциальный город. Там так много людей. Там такие высокие потолки. Там столько вещей. Там просто до чёртиков камер. По отдельности это почти невыносимо, а вкупе - невыносимо вдвойне.
Матеря всё и вся, после долгих поисков всего комплектующего, сажусь я какую-то софу и наблюдаю картину: минут двадцать какой-то чувак вертится вокруг какой-то картины и выбирает к ней багет. Примеряет. Отходит шагов на пять. Скрещивает руки на груди и выбирает. Выбирает.
Выбирает.
Я минут двадцать пытаюсь сделать так, чтобы реальность не сильно расплывалась.
И всё это время он выбираёт сраную рамку для сраной картины.
Он спрашивает совета продавщицы. Прохожих.
Он подходит ко мне и спрашивает:
-Как вы считаете...
Его голос такой неправдоподобно женственный, что кажется, он бы переплюнул, прости господи, Киллиана Мёрфи и Шона Пена вместе взятых, если бы сыграл трансвестита.
-... подойдёт лучше?
Я смотрю на картину, перевожу взгляд на него. Мило улыбаюсь. Выбираю самую безобразную рамку и с уверенностью киваю.
На момент я представляю себе эту картину дома. Зачем в доме нужна картина? Зачем в доме нужна висящая картина? А рамка-то зачем? Слушая его рассуждения о форме рамки(выпуклая или покатая), я думаю, зачем кому-то потребовалось делать эскиз, чтобы насштамповать эту хренотень? А потом я думаю, что у меня в холодильнике повесилась мышь, и про то, что завтра(только не смейтесь) ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПРИЁМА квитанций. Чёрт, надо заполнить эту квитанцию, к слову.
Чуть погодя он говорит:
-Я мечтал быть художником.
Тайлер бы сказал, что титанические усилия при выборе рамки не делают тебя невъебенно творческим.
Чувак купил ту рамку, которую советовала я. Теперь эта штука освещает его обитель.
А мою хату даже Мона Лиза в оригинале не осветит. Где-то на балконе должна валятся икона. Какое богохульство.

Мир сжался до размеров материальной точки. Цикл замкнулся - я снова проебала Питер.
Мне хреново на органическом уровне: даже с самыми охуенными людьми мне дерьмово, нигде не чувствую себя счастливой. Даже в Ирландии. Даже если Супермен предложит мне стать матерью его детей.
Мне хорошо в такие дни как этот.
Когда толкают к самому краю. Начинаешь кое-что понимать. Что-то такое, что даже не записываешь нигде. Даже на клочке туалетной бумаги. Начинаешь раззадоривать себя. Не сдерживаешься. А через какое-то время начинаешь понимать, что остановится уже не можешь. Дрянь, живущая в твоих кишках, замещает тебя целиком. И вот ту хрень следовало бы куда-нибудь записать. Потому что я больше не симулирую. И, по-моему, я потерялась.
Синька и сиги хороши в том плане. Веществам не понять.

Чё-то все до хуя взрослые стали. Дети не курят: им не зачем.

И как бы в заключение: ещё я проебала оплату этих долбанных квитанций: автоответчик мило сообщает мне, что моя задолженность составляет столько-то плюс пени. И, между нами, мне кажется, что в тайне, он мечтает меня убить.

@темы: jukebox

23:58 

Во мне бутылка вина, а я дома, в компании дурацких мыслей и в состоянии писать без орфографических ошибкок.


Я обещала не ныть. В этот же список торжественно добавляются НЕ блевать и НЕ реветь.
А поскольку я такое дерьмо, что не держу даже слов, данных себе, то я, пожалуй, позволю себе всё и сразу.

@темы: jukebox

22:03 

Я счастлива со своим несчастьем

На мой взгляд мечтающие о Макрабстве не совсем осознают сути. В смысле на подобной работе болят мышцы. На подобной работе бывает холодно. На подобной работе тупеешь с каждым часом, который отдаёшь этой самой работе. Или отлыниванию от онной. Чувствуешь как умирают клеточки мозга. Похмелье, которое всегда с тобой. Ты приходишь в квартиру. Добираешься до кровати. Ощущаешь себя самым затраханным существом на планете, и в принципе это не далеко от истины. Головная боль всё это время. Сосуды сужены, кровь с трудом просачивается. И так день за днём. И ещё ухитряешься выхватить минуту дабы поананировать на мысль "какой же ты несчастный".
И всё-таки в один прекрасный день на подобной работе становится хорошо: мысли отпускают.
Уровень эндорфинов подскакивает.
Полный Дзен.
И эти моменты всегда срывают крышку. Мальца так. Главное не забывать, кто ты. И тогда будет не так стрёмно, когда уровень гормонов упадёт. Что может случится через минут пять, к слову.


Я ни на ёбанную йоту не ушла от того позорного воспоминания.
Та же испуганная девочка.
Подопытный кролик.
И, если уж опускаться до метафор, червяки грызут целые туннели в моём мозгу: оттого и ни на секунду не прекращающаяся боль, я так полагаю.

И в целом мне хорошо.
Я счастлива.
Приставил бы кто-нибудь пистолет к моей голове и размазал бы мозги по стенке, как говорил рассказчик.

19:25 

Если когда-нибудь мне жизненно необходимо понадобиться описать свою жизнь двумя словами, то это будет словосочетание "бестолковый день".

13:38 

Прикиньте, что вот вы проходите медицинское обследование. Терапевт рассматривает результаты анализов. Знаете эти бумажки с непонятными цифорками и неразбираемым почерком, так что не понять - ты умираешь или жить будешь. Так вот, рассматривает, потом смотрит на вас, и в его глазах вся скорбь еврейского народа. И после драматичной паузы говорит:
-У вас клоунизм.

April sweet is coming in. LET THE FEASR OF FOOLS BEGIN.

@темы: Коробка с печеньем.

23:23 




А мне нравится в мире взрослых. Это, конечно, не море, не Ирландия и даже не Италия, Джек, но ничё, сойдёт. Самое главное усвоить правила. Это очень утомительно, но не сложно. Правила - это главное. Это Бог. Сумермен. И святой дух в одном лице.
Если раньше мне казалось, что никто меня не любит, не хочет, не знает и тэ дэ, то сейчас мне намного спокойней: я знаю, что если упаду, то меня не только не поднимут, не только не спросят "малыш, ты потерялся?", меня вобьют в землю и посяпят горсточку праха сверху. Естественный отбор в действии.
Ты ж помнишь, что мне было грустно и не по себе оттого, в каких условиях воспитывалась моя душёнка? Хотя, объективно, это брехня, и если мы живём в мире, где каждая третья семья с душком, а иногда и откровенным смрадом, то чего ждать от рулетки, запускающей тебя в этот мир, а? Бытиё формирует сознание. Сознание формирует бытиё. И бла-бла-бла. И хуй я до конца столетия разберусь с тем, что "стало с той чудесной девочкой". И как бэ впадать в рефлексию на этой почве не комильфо - лишние мысли. Ты ж помнишь, как мешаются лишние мысли. Хотя, чувак, не скрою: иногда мне до сих пор не по себе.
Другое дело страх. страх иррационален по природе и избавится от него совсем не так просто как от сентиментальных соплей. И я вижу этот мир. И мне страшно. Каждый ёбанный день. Вопросы,вопросы, вопросы. Мы все ими набиты.
Через какое-то время привыкаешь ко всему. То, что казалось мерзким кажется нормальным. Что казалось отвратительным. Кажется нормальным. Список продолжать можно до бесконечности. Раньше мне дико не нравились ... антисанитарные условия. Ведь какая-то хуйня, лежащая и размножающаяся на полу, наверняка попадёт в кровь и ты ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАРАЗИШЬСЯ! Щас я спокойно хожу босяком по любым поверхностям. Сплю в любых условиях. Могу залечь в ванну, жидкость в которой имеет странный цвет и запах. Привыкаешь ко всему. А я боюсь умереть. Человек живучее существо. Но я боюсь. Я боюсь остаться без крыши над головой и денег в кармане. И только "чуть-чуть" отделяет меня от этого. И мне не охота за это бороться. И я боюсь это отпустить. Как чувак с раковой опухолью, я не знаю зачем, но умирать я не хочу. (да-да я только что сравнила свои проблемы с онкологическими заболеваниями. божемой, как это не политкорректно). Мне рассказывали и, судя по рассказам, ты даже не представляешь как тяжко просто взять и умереть. Я надеюсь на это.
Щастье - это заряженный пистолет.
Захожу я тут в ооогромных размеров гиппермаркет с целью купить замороженных овощей на ужин и их поиск занимает целую вечность. Тележки с едой. Тележки с товарами. Люди с детьми. Люди с товарами. Кассиры, недодающие сдачу. Пищалки. Мне надо было вина. А там десятки стеллажей - с пола до потолка - и лишь одно пиво. Сакс хэппендс.
Я хочу как можно чаще переезжать. Менять вид из окна. Чтоб кровь не застаивалась. Один чемодан с вещами - этого довольно. Это круто. Я буду посылать тебе открытки из каждого города, в котором побываю. Много-много открыток. Я искренне надеюсь, ты разберёшь мой корявый почерк. Если добраться до моря, то потом и до Ирландии рукой подать. У меня отвратительная рожа. Генри Чикански этим гордился бы. Но я, вот, не Генри Чикански.
Не в дорогах дело.

Джек, добиться от меня чего-то позитивного сёдня, как котят от коровы. Как там Италия? С днём Патрика тебя. И буэнос ночи. Или, там, доброго утра.

@темы: jukebox

07:44 

-Ваши планы на день?
-Не облажаться.

19:09 

Сок из носков

"-Я тут подумал...
-Опасное занятие."

Мысли - это очень неудобно.Они не отпускают и крутятся, крутятся,крутятся, как долбанное Чёртово Колесо. Теряются, забываются, роняются. У меня дьявольски болит голова.

Я обещала не ныть, я просто констатирую факты.
Здесь очень нездоровая атмосфера. Говорят, здесь сдох какой-то пердун, но даже если это и так, то никакого отношения сей инцидент к ситуации не имеет. Здесь просто нездоровая атмосфера. Если обращаться к метафорам - воздух забит концентрированной ненавистью, безразличием и ароматом рвотных масс. Когда блевотина подсыхает её ничем не отдерёшь. Запах, как ни странно, сладковато-тошнотворный. Недалеко от моей кровати - зеркало. Бооольшое зеркало. Каждый раз я прохожу мимо. Я смотрю на себя и выбираю, что мне не нравится сегодня: лицо, губы, грудь, ноги, задница. В целом, внешность выражение внутреннего мира, верно ведь.
У меня есть кровать впервые за долгое время. Моя кровать. Это очень важно. Даже грёбанный стол есть. И вай-фай. То есть в целом, впервые за долгое время, у меня есть место в жизни. Раз в неделю душ. И после него чувствуешь себя почти человеком.
Я не собираюсь искать работу. Я не собираюсь заняться очень-важными делами. Иногда даже внутренний голос разума бессилен. Какой-то другой уголок мозга блокирует все разумные команды. Это сопровождается головной болью, но вполне сносно.
Вот отличие взрослой жизни - я могу встать и уйти. Я могу выйти наружу. Я могу. Это чудесное словосочетание.

Мечты - это единственное, за что стоит сражаться. Мечты наполняют жизнь смыслом. Когда мечты не перерастают в цель - это вызывает разочарование. Когда мечты не перерастают в явь - это убийственно, ящитаю. Мечты не следует путать с навязчивыми идеями и не надо примешивать сюда планы.

Современный мир столь подвижен, а социальная мобильность так велика, что это вкупе даёт такие возможности для индивида, что полёт в космос сопоставим с походом в туалет.
Здесь, кстати, нет туалетной бумаги. Вот вам и грязный реализм.
Так вот, всё это породило массовую съёб с насиженных гнёзд: живущие в Мухосранске едут в Москву, живущие в Москве едут в Мухосранск, живущие в Ирландии едут в Британию, а чувак из Арканзаса переезжает в Нью-Йорк. Одна мысль торкает тыщи людей. Мысль: "Уехать так далеко, чтобы ни километр в право и ни километр влево было нельзя, потому что это край. Каждый километр - вправо,влево, вверх, вниз - ближе туда, где ты сейчас."
Ирландия, по-моему, самое красивое место на Земле. Там есть море. И прекрасные портовые городки. Это достаточно далеко отсюда. Так что это лучшее место на Земле.
Я ведь тоже хочу съебать с этой кровати. Я могу. И я не знаю как. От слова "совсем".

Так выпьем же за то, чтобы "Заберименяотсюда!!!" мы не крикнули одновременно.

19:05 

23:31 

Всё таки это дневник. Всё таки это общественный дневник. Всё таки это место должно быть чем-то вроде небольшого подмостка, с которого вещают зазывалы. Всё таки это может быть небольшим полуподвальным помещением, в котором собирается вся гниль этого города. Это как ежедневная колонка без редактора - анархия в целофане.
Блядь, ну что я тут вам это всё расписываю. Придумывайте сами какую-нибудь патетичную хрень - на свой вкус.
И вот напоминаю я себе это, напоминаю. В идеале - это не более, чем публичное выступление. Немного мыслей, немного лирики, щепотка драмы, но никакой реальности, никаких личностных переживаний, никакого нытья и криков в пустоту. Аккуратно, без лишних оттенков. И думаю, какая же это херня всё. Меня читали. Удаляли. Приходили-уходили - пожалуйста мне не жалко. Я страдаю, но, если Вам это вдруг интересно, если смешно, я могу потыкать булавками в своё мягкое место. Публика - дура. Если вам это интересно, это потешит моё самолюбие. Я только с топором не втюхивала эту днявку.
Понимаете?
Внимание. Мне нужно внимание.
И зачастую я говорю совсем не то, что думаю. То, что я пишу тоже не то, что мне хотелось бы написать. То, что стоило бы сделать. Стоило бы сделать.
И какая же это херня.
Понимаете?
Если раньше я строила из себя что-то романтично патетичное, то сейчас я представляюсь Ничем. Я ближе к реальности. И с таким же успехом Луна близка к Плутону.
Есть сотни днявок с пятьюстами пч. и самыми тупыми надписями в две строчки. Есть охуенные бложики с тремя пч. Количество не показатель качества. Ничего не меняется. Виртуальность душит. И даёт понять - ты не уникален. Все твои мысли не новы и скучны. Так же думают все в твоей возрастной категории. Так же думали все сто лет назад. Сходи, проветрься. Расслабься.
И то есть Сеть можно использовать совсем по-другому. И тут явная ирония. "Важны не дороги, которые мы выбираем, а то, кто мы внутри"
Мне до сих пор завидно сотнегам. Мне же нужно внимание.
И я вообще веду к тому, что я привыкла к этому. Не зависима, а именно привыкла. Мне комфортно. Этот фон. Этот шрифт. Этот цвет. И в конец раздолбанная клавиатура. И, возможно, я вдруг скажу умную вещь. Но этого никто не услышит. Не прочитает. Не выбьет татуировкой на своей руке.
А чё-то я выблёвываю что-то нелетературное. Живое, как в настоящих дневниках с единорогом делают. И это не несёт художественной ценности. И это довольно жалко выглядит, если честно. И я знаю этот механизм, стоит начаться каким-то душераздирающим историям - народ смывает, стоит написать "Путин хуйло" - реакция соответствующая.

И вообще, детишки, надумываете отписаться - отпишитесь. Пожалуйста, уходите. Не читайте меня. Не смейтесь надо мной. Блядь, вы ж щас столько времени потратили просто читая это. Джонну Дилленджеру требовалось минута сорок чтобы обчистить банк.

01:29 



от этой песни мне становится не по себе. Мне она нравится. Но она что-то шевелит в моём мозгу. И поэтому я слушаю её и ощущаю сухость во рту. Кровь на моих костяшках. Улыбку до ушей. Привкус чего-то сладкого.
Сегодня здесь мой поэтический вечер просто.
У меня были деньги. Они доставались тяжким трудом. Находились в метро и прочих больших скоплениях народа в виде мелочи. Вместо книг. Вместо кофе. Вместо походов в кинотеатр. Вместо мороженого и мармелада в форме мишек. Вместо бухла и сиг. Вместо воспоминаний. Вместо жизни. Как мальчик по имени Бобби, я копила деньги.
Мне виделась картинка. Вот денег стало Достаточно. И я купила билет. Села в поезд. 11 часов сидя в неудобном кресле и я буду Дома. У меня будет бутылка Джемесона. У меня будет пачка Лаки Страйк. И это как раз тот случай, когда марка имеет значение. И пускай табак для Лаки Страйк выращен где-то в районе Мухосранска. А Джемесон уже год как хранится в неподобающих условиях. Это была мечта. Настолько чёткая, что больше похожа на план. Настолько продуманная, что тянет блевать.
А мне ведь так хотелось, чтобы что-то случилось. Не летом. Не завтра. А Сейчас.
И вуа-ля. Деньги украли. Все. Полностью. Впервые у меня что-то украли. И ... они ведь хотели не квартиру взорвать. Они хотели взорвать меня. Они украли не грёбанный кошелёк. Они украли мало-мальски приличную цель.
А это были просто никчёмные фантики.
Мне так не нравились вещи. Сам факт их существования. Их не много. Но, в своей концепции, они ведь стоили денег. А следовательно могли б обратно превратиться в деньги при правильном подходе. И вот сам факт того, что передо мной вещь, а не сумма, на которую можно съебать выводила меня.
Вещей стало меньше. Необходимый минимум -всё остальное не моё, честнослово.
У меня было время. У меня было восемь ёбанных месяцев, Джек. Восемь. Это раза в четыре раза больше недель. И, в среднем, раз в тридцать больше дней. Я убивала время. Я смотрела на часы - они спешили. Они двигались чертовски медленно. Секундная стрелка замирала. И, я могу поклясться, практически шла назад. И я ничего не успевала.
Четыре часа по полудню.
Четыре часа ноль две минуты.
Восемь часов.
Хэллуин.
Три часа ночи.
Рождество.
Без пяти пять.
Время пить чай.
Я ничего не делала. И я не сожалею. Это факт. Я в жизни не признаюсь, чем была забита моя голова всё это время. Поэтому, с большой долей вероятности, я просто забуду всё это к чертям. И это будет славно.
У меня было время. Бесплатно. Здесь и сейчас. В августе у меня был выбор. Здесь и сейчас. Я была подопытным кроликом. Солнце ярко светило. В вагоне было не так душно и не так уж многолюдно. Я была остроумна, язвительна, несчастна, беззаботна, пьяна и, в принципе, охуенна. У меня было время. За такое количество времени можно было бы прочесть книги. философов. Выучить язык. Даже самый последний идиот смог бы повысить свой Ай, мать его, Кью.
А я тупее табуретки. Я себе не нравлюсь. Я себе отвратительна. И, прочитай я эти грёбанные книги - ничего б не изменилось.
Гори ведьма, гори.
Если когда-нибудь кто-нибудь вдруг спросит про это время - я расскажу как сидела в тюрьме за ограбление. Или в психушке за невроз. Я ещё не решила.
Я не помню как это делать: разговаривать, отвечать, думать, читать, чувствовать.
Я просто собирала фантики, чтобы не думать. Не разговаривать. Не читать. Сбежать.
Я ненавижу это место. Хотя оно новое. Оно другое. Я ненавижу саму концепцию места. Идею дома. Мне это было нужно, чертовски. Любовь, семья, забота, понимание и всякий прочий kall. Это же всем нужно. И, к слову, плаката Мистера Джей здесь нету. И не сказать, что мне он так нужен.
И вот у меня есть книжонка. И если верить ценнику обошлась она мне в сто сорок четыре рубля. И называется она "Бойцовский клуб". И я нихрена поделать не могу - она мне нравится. Я как идиот(а почему, собственно как) щупаю обложку,вожу рукой по страницам. Я её почти наизусть знаю. И мне так хотелось быть Марлой. Выглядеть как она. Говорить как она. Трахаться как она. Мне хотелось быть как Генри Чикански.
Мне хотелось быть как Стюарт. Как Джокер. Как Харли. Как ... нужное вставить.
И я настолько далеко от этих образов, как крокодил Гена от Бэтмена.
Я - это я. Плоский и неинтересный персонаж.
Но, пожалуйста, Супермен, пошли знак, что я не закончу как Они. Потому что лучше сдохнуть под мостом, чем прожить такую жизнь.
Ничего в моих снах. Только грёбанные уродливые воспоминания.
Ничего

@темы: jukebox, Коробка с печеньем.

21:03 

Для начала нашего прекрасного вечера и моего долгого монолога я попрошу вас, уважаемый автомат пластинок, поставить что-нибудь фоном.

Итак.
Мне стыдно признаться, при каких обстоятельствах меня по голове треснула эта мысль НО:
ГОСПОДИ БОЖЕ Я НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДУ НЫТЬ, чеснаслово!
Жизнь - игра. Не больше, не меньше. И она, блядь, проходит. Мимо.
А6. Ранен.
Мне отчего-то кажется, что моё дерьмо пахнет лучше. То есть,да - я ничтожество. Но, проблемы других людишек такие мелкие и смердящие, что меня тошнит от этого вообще и от самих людишек в частности.
В3. Ранен.

Меня переполняют предрассудки. Меня переполняет страх. Меня переполняет отчаяние. Меня переполняют мысли, которыми даже с друзьями в пабе не делятся.
Я умру неизвестной и, при лучшей раскладке, пьяной.
И нас таких семь миллиардов.
И меня это доканает.
И я хочу верить. В Бога. В Правительство. В правый носок Линкольна. Мне нужна вера.
Но я не верю. Я не хочу. Я не знаю.
Я хочу жизнь. С движухой и шлюхами.


"Привет детка! Где ты была всю мою жизнь?"


Е4. Убит

@темы: jukebox

11:08 

Да будь проклят тот день, когда горстке ебнутых баб пришла в голову бороться за равенство ёбанных прав, возможностей и карьер, а не оставаться инкубаторами по производству детей .

22:16 



Сначала это происходит неосознанно. Спонтанно. И, конечно, внутренний голос торжественно заверяет, что этого не повторится. Затем это обретает интервал. Входит в привычку. Становится частью. Действия обретают внутреннюю логику. Что в принципе парадоксально во все моменты жизни, если не становишься частью массового сознания, что происходит почти постоянно, когда являешься собой, то пытаешься взять всё это под контроль. Каждый раз. И раз за разом. Обещаниям уже не верит даже левая пятка. Становится жутковато. Становится не по себе. В ход идут обвинения. В ход идут аргументы. Вполне логичные и обоснованные. Но до этого уже нет никакого дела. Всё сливается к интервалам. От одного до другого. Спокойно лежишь на кровати. На единственном, что тебе осталось. И единственное, что тебе осталось. Стрелки. Секунды и минуты. Сутки и часы. И однажды часы останавливаются.Секундная стрелка перестаёт быть такой раздражающей. Не надо менять батарейки. Дни всё так же стекаются в недели. От одного до другого. Раз за разом. Теряешь. Теряешь лицо. Теряешь деньги. Теряешь грёбанную персональность. Декорации сменяются. Контуры размазываются. Сюжет стирается. Повороты полностью исключаются. Слова рассыпаются.
Лежишь на кровати. И единственное, что тебе остаётся - ждать. И уже тянет под ложечкой. И организм отравлен страхом. И вот-вот. Случится что-то плохое.
Закрываешь глаза и отчего-то представляется картина из малобюджетной мыльной драмы, в котором главный герой говорит:"Теперь всё будет хорошо". Тебя найдут. Тебя спасут. Кто-то будет кормить тебя с ложечки куриным бульоном. Кто-то споёт тебе колыбельную.
Ты засыпаешь. В одиночестве и смятении.
Радуйся: тебе не снятся кошмары.
Сны для мечтателей.

@темы: jukebox

02:15 

Все хорошие песни, стоящие рассказы, более-менее читаемые книжонки, смотрибельные картины должны создаваться из мечт, любви, снов и чего-то такого сладковато-розового и воздушного как сладкая вата. Но ни как не из отчаяния, страха, разочарования и кошмаров.

23:40 


У меня какое-то нехорошее чуйство жалости к себе. И дежа вю. И отвращения. Ненависти. А ещё меня недавно блевануло и ощущения тоже странные. Но в основном жалость и ненависть. Мой любимый стакан для виски разбит. Мне нравилось из него пить. Чай, ну, или молоко в основном. Некоторые просто не созданы для счастья. Меня недавно занесло на какую-то конференцию, как же она называлась-то... "как реализовать свои таланты" что ли. Настолько в духе "Здесь не курят", "Мне бы в небо" и тому прочего дерьма, в котором, чувак стоя лицом к публике, а сзади него слайд презентации и он толкает какую-то речь в духе "я был такой же как вы, но теперь я просветлённый". "Дерьмо" - по-моему именно так думали все сидящие там. Мне кажется все думали, насколько они умнее этого чувака. Мне тоже было скучно. Очень скучно. Но там был бесплатный кофе, поэтому жизнь мне не казалась такой дерьмовой как сейчас. И вот какая мысль меня постигла:"Да мы же все там неудачники!" Некоторые не созданы для счастья. Не выигрывают айподы. Ставят не на тех лошадей. Просто мясо с кровью. И ничего под этим.
Осколки валяются на полу. И передо мной нелёгкий выбор: убрать или случайно наступить на всё это горлом.
Я просто хочу, чтобы меня любили.
Мне снова 12.
Атомы двигаются по спирали. Мои глаза закрыты.

@темы: jukebox

17:42 

Есть очень-очень важное, я даже скажу, принципиальное отличие Ящика от всех других форм убийства времени. А Ящик, несомненно,- - это убийца. Дело не в тоннах информации и не в качестве оной. Дело в самой вещи, самом процессе. Ты включаешь Ящик, когда мозг настолько высосан, что не способен отличить мухобойку от человека, а таракана от вазелина. Когда эмоции достигают уровня "отъебитесь-ка" и очень хочется спать. И ... специфика нашего времени не позволяет просто лежать и пялиться на стенку, без всяких мыслей и тому прочего, мозгу нужна информация - критически, отчаянно и немедленно. Не важно о чём: о выборах, героях ситкома, коллайдере, атомных войнах или собачках. Максимально быстро и максимально разжёвано. Лучше всего в виде пюре, фигурально выражаясь.

@темы: Немного о...

Interzone

главная